Меню

О наказании хищников за взятки лишением имения и живота

Коррупция в царской россии. история проблемы

ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ
XVIII ВЕК.
Начнем с Петра I, так как именно при нем, с 1715 года все чиновники стали получать фиксированную зарплату, и получение взятки в любой форме уже рассматривалось как преступление. При нем начался очень важный этап в истории борьбы с лихоимством. Этот термин был введен в законодательство Указом от 24 декабря 1724г. «О воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное». Под лихоимством понималось получение чиновниками при отправлении своих служебных обязанностей посулов (взяток) и незаконных сборов с населения. Под страхом наказания Указ запрещал всем чиновникам получать какое-либо иное вознаграждение за свой труд, кроме определенного им государством жалованья. Служащего, нарушившего запрет, ожидала суровая мера: «жестоко на теле наказан, всего имения лишен, шельмован, и из числа добрых людей извержен, или и смертию казнен будет».
В качестве предупредительной меры Указом было предусмотрено обязательное ознакомление всех чиновников с текстом законодательного акта под расписку, чтобы впоследствии неведением никто не отговаривался.
http://www.alldocs.ru/zakons/index.php?from=7543
Но в целом XVIII-ый век характеризовался противоречивым отношением к лихоимству со стороны царских правительств. Если в первой четверти столетия наблюдалось усиление борьбы со злоупотреблениями в сфере государственной службы, вплоть до применения к виновным высшей меры наказания — «казнить смертью», то уже при Екатерине I (в 1726г) была фактически возвращена древнерусская (с XV века) «системы кормлений» от должности. Тем не менее, поиск системы сдержек и противовесов лихоимству и взяточничеству продолжился и при Анне Иоановне, и при Екатерине II. Эти преступные деяния по-прежнему карались законом.
В период правления Великой Императрицы были обозначены два основных способа борьбы с взяточничеством:
1) обеспечение чиновников достаточным жалованьем. При этом Екатерина II предупреждала, что если кто, несмотря на такую щедрость, все же будет уличен в лихоимстве, тот не только из числа честных, но из всего рода человеческого истреблен будет;
2) всенародное объявление о взяточниках и о примененных к ним наказаниях.

XIX ВЕК.
АЛЕКСАНДР ПЕРВЫЙ
Одной из причин неудачной борьбы правительств предыдущих эпох с лихоимством Александр I считал несовершенство существующей нормативно-правовой базы. В этой связи он повелел Правительствующему Сенату рассмотреть вопрос о достаточности законов о лихоимстве, о том, не являлись ли эти законы «покровом» лихоимцам. Однако, результат данного рассмотрения отсутствовал: в течение ближайших лет никаких новых законодательных актов по борьбе с лихоимством принято не было. Более того, последовавшие в этой области в 1809 и 1811 годах Указы оставляли в силе законодательные акты Петра I и Екатерины II.
Тем не менее, рост должностных преступлений в Империи показывал, что реформирование законодательства необходимо. Взяточничество и лихоимство прочно обосновалось не только в центре, но и в губерниях.
Лихоимство и взяточничество прочно обосновалось и в судебной системе.
К концу первой четверти XIX века у высших государственных сановников не существовало разномыслия по поводу того, что необходимо в кратчайшие сроки выявить причины и найти ближайшие способы к искоренению должностных преступлений, и в особенности, лихоимства.

Источник

Качкин А.В. Коррупция, учебное пособие

рода, так и генеалогическое положение претендента внутри своей фамилии.

Местничество было тесно связано с системой кормлений. Это была особая система управления, которая начала складываться на

Руси еще в XII веке (однако носила тогда эпизодический

Наместник (в городах) и волостель (в сельской местности) за управление уездом или волостью жалования из казны не получали,

а «кормились» за счет населения вверенной им территории. При

вступлении кормленщика в

должность население платило ему

3 раза в год — на Рождество, Пасху и

выплачивался натурой: хлебом, мясом, сыром и

т. д.; для лошадей кормленщиков поставлялись овѐс, сено. Кроме того, кормленщики собирали в свою пользу различные пошлины:

судебные, за клеймение («пятнание») и продажу лошадей, «полавочное» (пошлина с торгов), мыт и другие. За счѐт этих сборов они жили и содержали свою челядь.

Взимаемые с населения корма не регламентировались.

Кормления порождали произвол и злоупотребления местных властей, заинтересованных в обогащении в период пребывания в кормленщиках. Поэтому уже с XV века московские великие князья регламентировали доходы кормленщиков путѐм выдачи специальных «кормленных» и уставных грамот. В конце XV —

Читайте также:  Диета чтоб убрать живот и бока женщине

начале XVI века происходил перевод натуральных кормов в денежные.

Систему «кормления» можно называть своеобразным налогом на содержание чиновников, который поступал не в казну, а

напрямую служащим. В то же время существовала практика

«кормления от дел» , т. е. чиновники получали плату при рассмотрении исков – «челобитчиковых дел».

Способов дохода приказных чиновников было множество.

«Почестью», сохранившейся со времен древней Руси, обычно

назывались денежные и натуральные приношения должностным

лицам, которые делались заранее

отношения к челобитчику. «Почесть»

можно было принять, не

беря обязательств в деле.

Кроме этого в виде благодарности существовали так называемые «поминки » — плата за выполнение определенных работ,

часть которых, несомненно, являлась их прямой обязанностью, но которую чиновники могли произвольно ускорить или задержать.

Нередко случалось, что заинтересованные лица успевали умереть,

не дождавшись решения, или же помириться помимо суда. Такие выплаты, как правило, производились деньгами. Это были вполне легальные способы дохода.

«Пошлина» — определенная плата за конкретные услуги.

Способом наживы для подьячих приказных изб были поездки по уезду. Для их проезда и содержания деньги собирались с жителей, нередко со злоупотреблениями.

Еще один способ доходов – «посулы», преследовались по закону, как взятки.

В результате земской реформы 1555-56 система кормлений была ликвидирована специальным указом, но источники продолжают упоминать о кормлениях в течение всей второй

В период правления Ивана III судебник 1497 г. закрепил

первую общероссийскую уголовную норму, устанавливающую

Он содержал статьи,

мстить судом, брать посулы и отказывать в правосудии, а

тяжущимся — давать посулы. Статьи было велено «покликать» по торгам во всех городах Московской и новгородской земли. Однако нарушение запретов не влекло за собой наказания.

Одновременно в судебной и бытовой практике конкретизируются некоторые термины. Если чиновник выполнял за подношение какое-то действие (свои прямые обязанности), это называлось «мздоимство» и воспринималось как норма, если чиновник при этом не нарушал закона. Если же его подкупали для совершения чего-то незаконного, что было возможно благодаря его должности, это относилось уже к «лихоимству». С лихоимством пытались бороться.

При Иване IY Грозном в Судебнике 1550 г., вопрос взяточничества стал рассматриваться более детально. Так, для дьяк,

который за посул составил подложный протокол или исказил показания сторон, должен был быть «вкинут» в тюрьму, а

подьячий бит кнутом. Кроме того, виновный должен был выплатить штраф в размере суммы иска.

расширением приказной системы и

и корыстолюбием приказных дьяков. Андрей

Курбский писал Ивану

Грозному: «Есть у великого князя новые

доверенные люди – дьяки, которые его половиною кормят, а

другую половину себе емлют». Современники говорили, что взятку надо было дать даже для того, чтобы только войти в приказную избу. Если дьякам не нравились «действия» некоторых иностранных послов, их плохо кормили – в архивах сохранились подобные жалобы. Иван IV Грозный издал указ, по которому зарвавшихся чиновников надлежало немедленно казнить. В первый раз указ был применен к дьяку взявшему в виде посула жареного гуся, начиненного монетами.

Присягая новому царю, служащие приказов обещали, как,

например, в присяге 1598 г. Борису Годунову, «посулов и поминков ни у кого, ни от чего не имати…».

С XVI века возникло новое проявление взяточничества —

Глава Земского приказа Леонтий Плещеев при царе Алексее Михайловиче Романове превратил суд в преступный орган,

занимавшийся вымогательством. Судебные дела решались по принципу «кто больше даст, тот выиграет». В это же время возникает практика «взятки за лицензию», начатая тестем царя Алексея боярином Ильей Милославским. Ведавший Пушкарским приказом шурин Плещеева Петр Траханиотов, месяцами не выплачивал жалованье стрельцам, оружейникам и другим подчиненным, присваивая деньги.

Адам Олеарий, немецкий путешественник и ученый в

«Описании путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию» отмечал, что «хотя брать взятки всем строго запрещается, под опасением наказания за то кнутом, но их тайно берут, особенно писцы, которые вообще охотно принимают посулы или подарки. ». Далее он отмечал: «Кроме того, были устроены разные стеснения для торговли, и были заведены многие монополии; кто больше всего приносил подарков Б[орису]

Читайте также:  Пучит живот и знобит

И[вановичу] М[орозову], тот, с милостивою грамотою, веселый возвращался домой».

Появилась и такая форма вымогательства, как волокита – нарочитое затягивание рассмотрения дела с целью получения взятки.

Московский бунт 2648 г. отчасти был вызван и злоупотреблениями чиновников. Погасить восстание не удалось, и

царь Алексей Михайлович был вынужден выдать сначала Плещеева, которого растерзала толпа, а затем казнить Траханиотова. Морозова сослали в монастырь

Бунт закончился победой горожан. Алексею Михайлович в специальном обращении к народу обещал, что он сам будет следить за тем, чтобы вновь назначенные судьи «чинили расправу без посулов».

В изданном после бунта Соборном Уложении 1649 г., которое являлось главным сводом законов Российского государства и функционировало с некоторыми изменениями почти до 1917 г.,

предусматривались наказания за различные виды коррупционных

правонарушений: вынесение неправедного решения судьей,

подделка судного списка дьяками и подьячими, волокита с целью вымогательства взятки, отказ судьи от разбора дела, связанный с вымогательством взятки, посул, неправомерное взимание пошлин.

При этом под наказание попадал и посул, взятый третьими лицами:

родственниками судей, с его ведома, или нет

Уложение установило наказание для высокопоставленных чиновников, таких как бояр, окольничьих, воевод, вообще думных людей — в виде штрафа и лишения чина, либо назначение наказания

по усмотрению Государя.

Низшие чиновники за должностные

исключению из службы, отсечению

руки, ссылке, битью батогами на площади («торговой казни»),

возмещению ущерба, тюремному заключению.

Закон проводился в жизнь. Например, в 1654 году за лихоимство были выпороты кнутом князь Алексей Кропоткин и дьяк Иван Семенов, взявшие деньги и бочку вина с купцов за обещание не отправлять их в Москву, куда они должны были быть переселены по указу царя Алексея Михайловича.

В XVIII и XIX вв. к борьбе с коррупцией начинает применяться системный подход. Помимо закрепленной в нормативно-правовых актах уголовной ответственности, верховная власть вела поиск организационных мер предупреждения и пресечения злоупотреблений должностных лиц.

В царствование Петра I было осознано, что коррупция является ужасным злом для государства, подрывает бюджет страны

и разлагает общество. Петр начал вести активную борьбу против

коррупции, и законодательство в этот период, помимо

должностных лиц, к субъектам коррупции стало относить посредников, пособников, подстрекателей и недоносителей.

Петром I были введены в действие указы «О воспрещении взяток и посулов», «О наказании за взятки и лихоимство», «О

наказании хищников за взятки лишением имения и живота».

Петровские указы грозили всевозможными карами «плутам,

которые ни во что иное тщатся, точию мины под всякое добро

делать и несытость свою наполнять». По указу «О возпрещении

взяток и посулов и о наказании за оное» лихоимство наказывалось телесными наказаниями, конфискацией имущества, шельмованием и смертной казнью. Историческое значение этого указа

определяется еще и тем, что в нем вводится общий термин

«преступление», который охватывает «. все то, что вред и убыток государству приключити может», а также коррупция здесь определяется как лихоимство.

Чтобы неведением никто не отговаривался, от поступающих на службу бралась подписка об объявлении им указа о запрещении брать посулы от казенных или частных лиц, а для ознакомления

народа указы прибивались на видном месте.

В обязанность учрежденных в 1711 г. фискалов входило

«тайно проведывать, доносить и обличать» обо всех нарушениях закона, злоупотреблениях, воровстве, взяточничестве и т.п. С этой целью они даже принимали доносы от частных лиц. Интересно, что за несправедливые дела фискал не наказывался, а за правильные получал половину судебного штрафа, наложенного на чиновника.

Все органы государственного управления получили законодательное оформление с четко определенной структурой,

численностью и компетенцией, а правовой статус чиновников государственного аппарата был закреплен в «Табели о рангах».

Этим документом Петр I окончательно уничтожил следы и предания древнего местничества, признавая право на почет только за личными заслугами каждого.

Читайте также:  Красная мелкая сыпь на теле у ребенка спина и живот подмышки пах шея

С 1715 года чиновники стали получать фиксированную зарплату. Однако государственный аппарат при Петре Первом настолько разросся, что содержать его стало проблематично.

Жалованье выплачивалось нерегулярно, поэтому взятки вновь стали основным источником дохода, особенно для чиновников низших рангов.

Мздоимцев били батогами, клеймили, ссылали. Однако их жажда к наживе была неискоренима. По свидетельствам современников, Петр даже грозился издать указ, по которому любой, кто украдет у государства деньги, на которые можно купить веревку, будет повешен, на что генерал-прокурор Ягужинский хладнокровно ответил: «не хватит веревок».

Опасаясь остаться вовсе без подданных (ведь на тот момент воровали уже все госслужащие вплоть до генерал-прокурора), Петр так и не издал такой указ, ограничившись приказом вешать только крупных взяточников. Однако даже столь суровые меры не смогли остановить процветающую коррупцию.

Для борьбы с коррупцией был учрежден пост обер-фискала.

По личному указанию императора на должность был назначен

Алексей Нестеров. Он доблестно исполнял свои обязанности, вел активную борьбу с казнокрадством и взяточничеством, после многолетнего следствия изобличил в коррупции сибирского губернатора князя Матвея Гагарина, который получал взятки за отдачу на откуп винной и пивной продажи. Сенат приговорил князя к смертной казни, при этом взяточник свою вину признал и посылая Петру просьбу о помиловании, писал: «. И я раб Ваш,

приношу вину пред Вашим Величеством, яко пред самим Богом,

что правил Сибирскую губернию и делал многие дела просто,

непорядочно и не приказным поведением, також многие подносы и подарки в почесть и от дел принимал и раздачи иные чинил, что и не подлежало, и погрешил перед Вашим Величеством. ». Гагарин был повешен в присутствии двора и всех своих родственников. А

через три года Нестерова самого поймали за руку на взятках и колесовали.

Петр приказал также арестовать камергера Виллема Монса.

Монса обвинили в том, что он «явился во многих взятках и вступал за оные в дела не принадлежащие ему» и отрубили голову. В день казни на столбах у эшафота были прибиты «росписи взяткам». Это были одни из первых гласных российских документов,

изобличающих коррупционеров. Среди тех, кто давал взятки,

фигурировали князья Меншиковы, Долгорукие, Голицыны,

Черкасские, граф Головкин, Волынский.

В 1725 г. был опубликован сенатский указ о смертной казни за взятки и излишние сборы комиссаров Арцыбашева, Баранова и подьячего Волоцкого. Преступники были повешены в месте их

злоупотреблений, в Новгородской провинции, а о причинах их казни объявлено было всенародно при помощи особых печатных листов в назидание прочим сборщикам.

Однако, несмотря на чудовищные показательные казни,

коррупция в Петербурге и по всей России процветала, становясь

не только средством

личного обогащения, но и политической

борьбы. Сенаторы со

скандалами выясняли, кто

коррупционера «на связи состоит». В Санкт-Петербурге с горькой иронией горожане говорили: «Сенат и Синод подарками живет».

Посетивший Петербург в царствование Петра немец Вебер писал: «Средства для взяточничества неисчислимы, и их так же трудно исследовать, как и исчерпать море….. На чиновников здесь смотрят как на хищных птиц, они думают, что со вступлением их на должность им предоставлено право высасывать народ до костей и на разрушении его благосостояния основывать свое счастье». 19

Эффективной борьбе с коррупцией мешал идущий от царя и господствовавший в те времена по всей России, двойной стандарт,

когда одним прощалось то, за что безжалостно карали других. Петр был вне себя от гнева, когда узнал, что его правая рука князь Александр Меньшиков — первый по величине взяточник в России.

И что же? Император только отколотил любимца.

В 1722 году Петр отправился в Дербентский поход. Военные действия оказались для России вполне удачными, и возможно, что кавказские земли могли быть присоединены к Российской империи гораздо раньше, чем это произошло на самом деле, если бы

российскую армию не подкосили болезни и проблемы со

Источник

Adblock
detector